Николай Иванович КОСТОМАРОВ

Российская государственная библиотека для слепых
Тифлобиблиографический отдел


НИКОЛАЙ  ИВАНОВИЧ
КОСТОМАРОВ
(К  200-летию  со  дня  рождения)
Рекомендательный список
воспроизведенной литературы

Москва
2017

Имя российского историка, исследователя социально-политической и экономической истории России и Украины, этнографа, писателя, публициста Николая Ивановича КОСТОМАРОВА в наше время не очень на слуху, но это, скорее, большой минус, потому что человек он был замечательный, талантливый, его исторические лекции всегда заканчивались бурными овациями слушателей.
Николай Иванович Костомаров родился 16 (4) мая 1817 г. в слободе Юрасовка Воронежской губернии.
Ученицы в пансионах, где он преподавал в молодости, называли его «морским чучелом». Он был среднего роста и далеко не красив. У него была нескладная фигура, он любил носить слишком просторную одежду, которая висела на нём, как на вешалке, был близорук и очень рассеян. Избалованный с детства излишним вниманием матери, Николай Иванович отличался полной беспомощностью, но в то же время и необыкновенной капризностью в быту. Особенно это проявилось в зрелые годы.
Костомаров был человек необыкновенного ума, обширных знаний и не только в тех областях, которые служили предметом его специальных занятий (русская история, этнография), но и в таких, например, как богословие.
Н. И. Костомаров обладал феноменальной памятью. Он увлекался музыкой, живописью, театром. Ещё Николай Иванович очень любил животных. Говорили, что во время работы он постоянно держал около себя на столе любимого кота. От кота словно бы зависело творческое вдохновение учёного: стоило коту спрыгнуть на пол и отправиться по своим делам, перо в руке Николая Ивановича бессильно замирало…Современники осуждали Костомарова за то, что он всегда умел найти какое-либо отрицательное свойство в человеке, которого при нем хвалили; но, с другой стороны, в словах его была всегда правда. Если при Костомарове начинали говорить о ком-либо дурно, он почти всегда умел найти в нем и хорошие качества. В его поведении часто сказывался дух противоречия, он был незлобив и прощал всем, кто были виноваты перед ним.
Костомаров обладал и незаурядным гражданским мужеством, не отказывался от своих взглядов и убеждений, никогда не шёл ни у кого на поводу.
О своих ранних годах жизни, детстве, семье он рассказал в «Автобиографиях», написанных уже на склоне лет. Согласно этим запискам его отец был человек крутой, вспыльчивый. Уже в пожилом возрасте он решил жениться и выбрал из своих крепостных девочку – Татьяну Мыльникову (Мельникову), которую отправил учиться в частный пансион в Москву. Нашествие наполеоновской армии помешало Татьяне Петровне получить образование. Среди юрасовских крестьян долгое время жило предание о том, как «старый Костомар» загнал лучшую тройку лошадей, спасая свою бывшую горничную Танюшу из горящей Москвы. Сын Николай родился ещё до заключения официального брака между родителями и автоматически стал крепостным своего отца.
В 1827 г. Николая Костомарова отдали учиться в Москву, но скоро из-за болезни взяли домой. Летом 1828 г. он должен был возвратиться в пансион, но 14 июля 1828 г. его отец был убит. Усыновить Николая за 11 лет его жизни отец так и не успел, поэтому, рождённый вне брака, как крепостной отца, мальчик переходил в наследство ближайшим родственникам – Ровневым. Татьяна Петровна сразу же согласилась на условия, предложенные ей Ровневыми, и отдала им за небольшую цену плодородные земли, получив свободу сыну.
Убийцы И. П. Костомарова представили всё дело как несчастный случай: лошади понесли, помещик якобы вывалился из пролётки и погиб. О пропаже крупной суммы денег из его шкатулки стало известно позже, поэтому полицейского дознания не производилось. Истинные обстоятельства смерти Костомарова-старшего открылись только в 1833 г., когда один из убийц – барский кучер – внезапно покаялся и указал полиции на своих подельников-лакеев.
Окончив в 1833 г. курс в воронежской гимназии, Костомаров поступил сначала в Московский, а потом в Харьковский университет на историко-филологический факультет.
В университете Николай Костомаров с упоением занимался, поддаваясь то одному, то другому увлечению. Сочинения В. Гюго обратили его внимание на французский язык; потом он стал заниматься итальянским языком, музыкой, писать стихи. Каникулы он постоянно проводил у себя в деревне, увлекался верховой ездой, катался на лодке, охотился, хотя природная близорукость и сострадание к животным мешали последнему занятию.
В 1835 г. в Харьковском университете начали преподавать молодые и талантливые профессора: А О. Валицкий (по греческой литературе) и M. M. Лунин (по всеобщей истории). Под влиянием М. М. Лунина Костомаров стал заниматься историей, проводил дни и ночи за чтением исторических книг. Вёл образ жизни очень замкнутый. В числе немногих его друзей был известный в  о время собиратель малорусских песен А. Л. Мешлинский.
В 1836 г. Николай Костомаров окончил курс в университете и тогда же поступил юнкером в Кинбурнский драгунский полк. Военная служба Костомарову не нравилась. Но в армии он увлекся изучением архива местного уездного суда, сохранившегося в г. Острогожске, где стоял его полк, и задумал написать историю слободских казачьих полков. Проработав в архиве все лето 1837 г., он составил историческое описание острогожского слободского полка и подготовил его к печати.
Оставив военную службу осенью 1837 г. он вновь приехал в Харьков с намерением пополнить свое образование по истории. Вероятно, под влиянием М. Лунина, у Костомарова стали формироваться взгляды на историю, отличающуюся от господствовавших тогда воззрений среди русских историков. По словам самого Костомарова, он «читал много всякого рода исторических книг, вдумывался в науку и пришел к такому вопросу: отчего это во всех историях толкуют о выдающихся государственных деятелях, иногда о законах и учреждениях, но как будто пренебрегают жизнью народной массы? Мужик-земледелец-труженик как будто не существует для истории; отчего история не говорит нам ничего о его быте, о его духовной жизни, о его чувствованиях, способе его радостей и печалей»? Мысль об истории народа и его духовной жизни, в противоположность истории государства, стала с этой поры основной идеей в кругу исторических воззрений Костомарова.
Иван Костомаров выучил малорусский язык, читал изданные народные малорусские песни и печатную литературу на малорусском языке, тогда очень небольшую, предпринимал «этнографические экскурсии из Харькова по соседним селам, по шинкам».
В 1838 г. Костомаров в Москве слушал лекции Степана Петровича Шевырева, думая сдавать экзамен на магистра русской словесности, но заболел и снова вернулся в Харьков. Тогда же Костомаров сам начал писать по-малорусски под псевдонимом Иеремии Галки и в 1839–1841 гг. выпустил в свет две драмы и несколько сборников стихотворений, оригинальных и переводных. Драма «Сава Чалый» была напечатана им в 1838 г. и получила положительный отзыв В. Белинского.
В 1840 г. Н. Костомаров выдержал магистерский экзамен по истории, а в 1842 г. напечатал диссертацию «О значении унии в Западной России».
В ожидании обсуждения диссертации он уехал на лето в Крым, который осмотрел обстоятельно. По возвращении в Харьков Костомаров сблизился с кружком малорусских поэтов, в числе которых был Корсун, издавший сборник «Снин». В сборнике Костомаров под прежним псевдонимом напечатал стихи и новую трагедию «Переяславска ничь».
Обсуждение диссертации не состоялось. Архиепископ харьковский Иннокентий Борисов возмутился ее содержанием. По поручению министерства народного просвещения профессор Устрялов разбирал труд Н. Костомарова и признал диссертацию неблагонадежной, она была сожжена.
История с диссертацией могла бы навсегда завершить карьеру Костомарова, как историка. Но архиепископ Иннокентий считал его глубоко верующим и сведущим в духовных вопросах человеком и поэтому Костомарову разрешили написать другую диссертацию. Историк избрал тему «Об историческом значении русской народной поэзии», это сочинение он написал и защитил в 1842-1843 гг.
Осенью 1844 г. Костомаров был назначен учителем истории в гимназию в г. Ровно, Волынской губернии. Проездом он побывал в Киеве, где познакомился с реформатором украинского языка и публицистом П. Кулишом, с помощником попечителя учебного округа M. В. Юзефовичем и другими прогрессивно мыслящими людьми. В Ровно Н. Костомаров учительствовал только до лета 1845 г., но его полюбили и ученики и коллеги за добропорядочность и прекрасное изложение предмета. Как всегда, он использовал свободное время, чтобы совершать историко-этнографические экскурсии в многочисленные исторические местности Волыни, собирал памятники народного творчества; которые приносили ему и его ученики.
Осенью 1845 г. Н. Костомаров был переведен в Киев учителем истории в I гимназию, одновременно он преподавал в разных пансионах, в том числе в женских. Ученики и ученицы с восторгом вспоминали о своем учителе.
Вот что пишет о нем известный живописец Ге:
«Н. И. Костомаров был любимейший учитель всех; не было ни одного ученика, который бы не слушал его рассказов из русской истории; он заставил чуть не весь город полюбить русскую историю. Когда он вбегал в класс, все замирало, как в церкви, и лилась живая, богатая картинами старая жизнь Киева, все превращались в слух; но — звонок, и всем было жаль, и учителю, и ученикам, что время так быстро прошло».
В Киеве, как и в Харькове, около него образовался кружок лиц, преданных идее народности и намеревавшихся проводить эту идею в жизнь. В кружок входили П. А. Кулиш, Аф. Маркевич, Н. И. Гулак, В. М. Белозерский, Т. Г. Шевченко.
Костомаров и его товарищи мечтали об объединении всех славян в виде федерации, с самостоятельной автономией славянских земель, в которые должны были распределиться населяющие империю народы. В проектируемой федерации должно было утвердиться либеральное государственное устройство, с обязательной отменой крепостного права. Очень мирный кружок интеллигентов, намеревавшийся действовать лишь корректными средствами, назывался Братство свв. Кирилла и Мефодия.
В начале 1847 г. в жизни Николая Ивановича Костомарова произошло важное событие – он обручился со своей ученицей из пансиона де-Мельяна Анной (Алиной) Леонтьевной Крагельской, уже был назначен день свадьбы, и Костомаров активно готовился к семейной жизни, присмотрел домик на Большой Владимирской, поближе к университету, выписал рояль из Вены для невесты, которая была прекрасной пианисткой, но свадьба не состоялась.
По доносу студента А. Петрова, Костомаров, как член Кирилло-Мефодиевского общества, был арестован. Через два дня его привезли для прощания на квартиру его матери, где ждала вся в слезах невеста.
«Сцена была раздирающая, — писал Костомаров в своей «Автобиографии». — Затем меня посадили на перекладную и повезли в Петербург… Состояние моего духа было до того убийственно, что у меня явилась мысль во время дороги заморить себя голодом. Я отказывался от всякой пищи и питья и имел твердость проехать таким образом 5 дней… Мой провожатый квартальный понял, что у меня на уме, и начал советовать оставить намерение». Костомаров прислушался к разумному совету.
В Петербурге после беседы с арестованным шеф жандармов граф Алексей Орлов и его помощник генерал-лейтенант Дубельт поняли, что имеют дело не с опасным заговорщиком, а с романтиком-мечтателем. Но следствие тянулось всю весну. Суда не было. Решение царя Костомаров узнал 30 мая: год заключения в Петропавловской крепости и бессрочная ссылка в одну из отдаленных губерний Российской империи. Ему разрешали свидания с матерью, давали книги, в тюрьме он выучил древнегреческий и испанский языки.
Невеста Николая Костомарова, подобно жёнам декабристов, готова была следовать за ним куда угодно. Но её родителям брак с «политическим преступником» казался немыслимым. По настоянию матери Алина Крагельская обвенчалась с давним другом их семьи помещиком М. Киселем.
Отсидев год в Петропавловской крепости, Николай Костомаров был «переведен на службу» в Саратов и отдан под надзор местной полиции, на будущее время ему воспрещалось как преподавание, так и печатание его произведений.
В Саратове Н. Костомаров был определен переводчиком Губернского правления, но переводить ему было нечего, и губернатор (Кожевников) поручил ему заведывание сначала уголовным, а потом секретным столом, где производились преимущественно раскольничьи дела. Результаты своих изучений местной этнографии Костомаров печатал в «Саратовских губернских ведомостях», которые временно редактировал. В ссылке Костомаров стал собирать материалы для изучения внутреннего быта допетровской Руси, собирал материалы по истории Богдана Хмельницкого, получая книги от Гр. Свидзинского, изучал физику и астрономию, пытался сделать воздушный шар, занимался даже спиритизмом.
В Саратове около Костомарова сгруппировался кружок образованных людей, частью из ссыльных поляков, частью из русских. Кроме того, к нему близки были в Саратове архимандрит Никанор, впоследствии архиепископ Херсонский, И. И. Палимпсестов, впоследствии профессор Новороссийского университета, Е. А. Белов, Варенцов и другие, позднее Н. Г. Чернышевский, А. Н. Пыпин и особенно Д. Л. Мордовцев.
В Саратов к Н. Костомарову приехала и его мать.
В начале 1856 г. было снято запрещение печатать его произведения, и тогда историк напечатал в «Отечественных Записках» статью о борьбе украинских казаков с Польшей в первой половине XVII в., составляющую предисловие к его «Богдану Хмельницкому», который был закончен в 1857 г. в неполном варианте. Книга произвела на современников сильное впечатление. Н. Костомаров в Саратове продолжил работу над изучением внутреннего быта древней Руси, особенно над историей торговли в ХVI-XVII веках.
Коронационный манифест освободил Костомарова от надзора, но распоряжение о воспрещении ему служить по ученой части осталось в силе. Весной 1857 г. он приехал в Петербург, сдал в печать своё исследование по истории торговли и отправился в путешествие за границу. Он побывал в Швеции, Германии, Австрии, Франции, Швейцарии и Италии.
Летом 1858 г. Костомаров работал в Петербургской Публичной библиотеке над монографией «Бунт Стеньки Разина». Монография была издана в конце 1858 г. и окончательно сделала его имя знаменитым. Осенью Костомаров принял место делопроизводителя в Саратовском губернском комитете по крестьянскому делу и, таким образом, связал свое имя с освобождением крестьян.
Весной 1859 г. Петербургский университет избрал Костомарова в экстраординарные профессора по русской истории. Дождавшись закрытия Комитета по крестьянским делам, Костомаров после очень сердечных проводов в Саратове, приехал в Петербург. Но оказалось, что дело о его профессуре не устроилось, он не был утвержден, т. к. Государю сообщили, что Костомаров написал неблагонадежное сочинение о Стеньке Разине. Но Император сам прочел эту монографию и отозвался о ней очень одобрительно. По ходатайству братьев Д. А. и Н. А. Милютиных Александр II разрешил утвердить Н. И. Костомарова профессором в Петербургском университете.
Вступительная лекция Костомарова состоялась 22 ноября 1859 г. и вызвала бурную овацию со стороны студентов и слушавшей публики. Профессором Петербургского университета Костомаров пробыл недолго (по май 1862 г.), но и за это краткое время за ним утвердилась известность талантливейшего преподавателя и выдающегося лектора. Один из слушателей Костомарова так говорил о его чтении:
«Несмотря на довольно неподвижную наружность его, тихий голос и не совсем ясный, шепелявый выговор с сильно заметным произношением слов на малорусский лад, читал он замечательно. Изображал ли он Новгородское вече или суматоху – и через несколько секунд сам как будто переносишься в центр изображаемых событий, видишь и слышишь все то, о чем говорит Костомаров…».
В 1860 г. Костомаров стал членом Археографической комиссии, с поручением редактировать акты южной и западной России, и избран действительным членом Русского географического общества.
В конце 1861 г. из-за студенческих волнений был временно закрыт Петербургский университет. В зале Городской Думы по инициативе университетских профессоров, в том числе и Костомарова, открылся «вольный университет». Костомаров, несмотря на все настойчивые требования и даже запугивания со стороны радикально настроенных студенческих комитетов, начал читать там свои публичные лекции по древней русской истории.
Участник студенческих волнений 1861-1862 гг., а в будущем известный издатель Л. Ф. Пантелеев, в своих воспоминаниях так описывает эти события:
«Вот Костомаров кончил свою лекцию; раздались обычные аплодисменты. Затем на кафедру сейчас же вошел студент Е. П. Печаткин и сделал заявление о закрытии лекций с тою мотивировкой, какая была установлена на собрании у Спасовича, и с оговоркой о профессорах, которые будут продолжать лекции. Костомаров, который не успел далеко отойти от кафедры, сейчас же вернулся и сказал: «Я буду продолжать чтение лекций», – и при этом прибавил несколько слов, что наука должна идти своей дорогой, не впутываясь в разные житейские обстоятельства. Разом раздались и рукоплескания и шиканье; но тут под самым носом Костомарова Е. Утин выпалил: «Подлец! второй Чичерин [Б. Н. Чичерин публиковал тогда, ряд реакционных статей по университетскому вопросу]. …Выходка Е. Утина могла взорвать и не такого впечатлительного человека, каким был Костомаров; к сожалению, он потерял всякое самообладание и, вновь вернувшись на кафедру, сказал, между прочим: «...Я не понимаю тех гладиаторов, которые своими страданиями хотят доставлять удовольствие публике (кого он имел в виду, трудно сказать, но эти слова были понятны как намек на Павлова). Я вижу перед собой Репетиловых, из которых через несколько лет выйдут Расплюевы». Рукоплесканий уже не раздалось, а, казалось, вся зала шикала и свистала…».
Большинство преподавателей из солидарности с Н. И. Котомаровым решило продолжать чтение лекций. Но среди радикально настроенной студенческой молодежи резко возросло возмущение поведением историка. Они исключили Костомарова из списков «радетелей за народ», навесив на профессора ярлык «реакционера».
В мае 1862 г. Н. И. Костомаров подал в отставку и навсегда оставил стены Петербургского университета. Один за другим появлялись в свет его труды, посвященные крупным вопросам по истории Малороссии, Московского государства и Польши.
В 1872 г. Костомаров приступил к составлению «Русской истории в жизнеописаниях главнейших ее деятелей».
В 1873 г. Н. И. Костомаров приехал в Киев, где он случайно узнал, что его бывшая невеста – Алина Леонтьевна Крагельская, к тому времени уже овдовевшая, проживает в городе со своими тремя детьми. Получив адрес, он тотчас написал ей письмо с просьбой о встрече. Они встретились через 26 лет. Расставаться вновь после долгой разлуки бывшие жених и невеста не захотели. Костомаров принял приглашение Алины Леонтьевны погостить в её имении Дедовцы, а когда уезжал в Петербург, взял с собою старшую дочь Алины – Софью, чтобы устроить ее в Смольный институт. Сблизиться окончательно им помогли лишь тяжёлые житейские обстоятельства. В начале 1875 г. Костомаров тяжело заболел. Когда больной лежал в бреду от тифа, скончалась его мать Татьяна Петровна. Врачи долго скрывали от Костомарова её смерть – мать была единственным близким и родным человеком на протяжении всей жизни Николая Ивановича.
Свадьба Н. И. Костомарова и А. Л. Кисель состоялась уже 9 мая 1875 г. в имении Алины Леонтьевны Дедовцы Прилукского уезда. Новобрачному было 58 лет, а его избраннице – 45. Семья супруги стала и его семьёй.
Алина Леонтьевна не просто заменила Костомарову мать, взяв на себя организацию быта известного историка. Она стала помощницей в работе, секретарём, чтицей, самые известные свои сочинения Костомаров написал и опубликовал, будучи уже женатым человеком. И в этом есть доля участия его супруги. С тех пор лето историк проводил почти постоянно в селе Дедовцы, и одно время был даже почетным попечителем Прилуцкой мужской гимназии. Зимой он жил в Петербурге, окруженный книгами и продолжая работать, несмотря на упадок сил и почти полную потерю зрения.
Постоянно недомогавшему еще с 1875 г. Николаю Ивановичу Костомарову особенно повредило то, что 25 января 1884 г. он был сбит с ног экипажем под аркой Главного Штаба. Подобные случаи бывали с ним и раньше, полуслепой, да к тому же увлечённый своими мыслями историк, часто не замечал того, что происходит вокруг. Но прежде Костомарову везло: он отделывался лёгкими травмами и быстро поправлялся. Случай же 25 января подкосил его совершенно. В начале 1885 г. историк заболел и 7 апреля 1885 г. скончался. Похоронен в Санкт-Петербурге на Волковом кладбище на «литературных мостках», на могиле его поставлен памятник.
Использованные источники:
Википедия
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
http://litopys.org.ua/kostomar/kos22.htm
http://www.hrono.ru/biograf/bio_k/kostomarov_ni.php

ВОСПРОИЗВЕДЕННАЯ  ЛИТЕРАТУРА:

84(2Рос=Рус)1;К72
Кудеяр [Звукозапись] / Н. Костомаров ; читает В. Герасимов. — М. : Логосвос, 2014. — 1 фжд. (13 ч 9 мин). — С изд.: М. : Логосвос, 1996.
МХР : АБ

84(2Рос=Рус)1;К72
Кудеяр [Звукозапись] : ист. хроника : в 3 кн. ; Мазепа / Н. И. Костомаров ; читают: В. Герасимов, Е. Терновский. Великий раскол : роман ; Ирод : роман ; Фанатик : ист. рассказ 1719-1720 / Д. Л. Мордовцев ; читают: Н. Литвинова, Е. Терновский. Никола Шугай, разбойник : роман-баллада : пер. с чеш. / И. Ольбрахт ; читает В. Герасимов. — М. : Логосвос, 2014. — 1 фк. (78 ч 59 мин). — Запись с ориг. ИПТК «Логосвос», 2014.
МХР : АБ
84(2Рос=Рус)1;К72
Кудеяр [Шрифт Брайля] : ист. хроника : в 3 кн. / Н. И. Костомаров ; послесл. Ю. М. Нагибина, коммент. В. В. Морозова. — М. : Просвещение, 1991. — 5 кн. — Перепеч.: М. : Книга, 1989. — (Ист.-лит. архив).
МХР : АБ + НА


63.3(4Укр)    ;К72
Мазепа [Звукозапись] / Н. И. Костомаров ; читает В. Герасимов. — М. : Изори, 2005. — 2 электрон. опт. диск (CD-ROM) (18 ч). — Формат MP3. — Загл. с этикетки диска. — С изд.: М. : Терра, 2004.
МХР : АБ + ПФ

63.3(4Укр)    ;К72
Мазепа [Звукозапись] / Н. И. Костомаров ; читает Е. Терновский. — М. : [б. и.], 1994. — 6 мфк. (22 ч 14 мин) : 2,38 см/с, 4 доp. — С изд.: М. : Республика, 1992.
МХР : АБ + НА


63.3(4Укр)    ;К72
Мазепа [Звукозапись] / Н. И. Костомаров ; читает Е. Терновский. — М. : Логосвос, 2014. — 1 фжд. (22 ч 3 мин). — С изд.: М. : Логосвос, 1994.
МХР : АБ

63.5;К72
Очерк домашней жизни и нравов великорусского народа в ХYI-ХYII столетиях [Звукозапись] / Н. И. Костомаров. — М. : [б. и.], 1994. — 5 мфк. (18 ч 2 мин) : 2,38 см/с, 4 доp. — С изд.:  М. : Республика,1992. — (Летописцы Отечества).
МХР : АБ + НА


63.5;К72
Очерк домашней жизни и нравов великорусского народа в шестнадцатом-семнадцатом столетиях [Звукозапись] / Н. И. Костомаров ; читает Ю. Заборовский. — М. : Логосвос, 2014. — 1 фжд. (17 ч 39 мин). — С изд.: М. : Логосвос, 1994
МХР : АБ
63.5;К72
Очерк домашней жизни и нравов великорусского народа в XVI-XVII столетиях [Звукозапись] ; Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей : кн. 2-3 / Н. И. Костомаров ; читают: Ю. Заборовский, Е. Терновскиий, В. Герасимов. — М. : Логосвос, 2014. — 1 фк. (82 ч 8 мин). — Запись с ориг. ИПТК «Логосвос», 2014.
МХР : АБ

63.5     Б;К72
Очерк домашней жизни и нравов великорусского народа в XVI и XVII столетиях [Шрифт Брайля] / Н. И. Костомаров ; под общ. ред. Н. И. Павленко ; авт. очерка и коммент. Б. Г. Литвак. — М. : Репро, 2000. — 6 кн. — Перепеч.: М. : Республика, 1992. — (Летописцы Отечества).
МХР : АБ + НА


63.3(2)4;К72
Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей [Звукозапись] / Н. И. Костомаров ; авт. предисл. В. Л. Янин. — М. : б. и., 1991 -  . — С изд.: М. : Книга, 1990.
Кн. 1 : вып. 1, 2, 3 / читает В. Самойлов. — 1991. — 10 мфк. (35 ч 28 мин) : 2,38 см/с, 4 доp.
МХР : НА


63.3(2)4;К72
Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей [Звукозапись] / авт. Н. И. Костомаров. — М. : [б. и.]. — С изд.: М. : Книга, 1991.
Кн. 2 : Вып. 4-5 / читает Е. Терновский. — 1996. — 8 мфк. (30 ч 25 мин) : 2,38 см/с, 4 доp.
МХР : АБ + НА + ПФ


63.3(2)4;К72
Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей [Звукозапись] / авт. Н. И. Костомаров. — М. : [б. и.]. — С изд.: М. : Книга, 1992.
Кн. 3 : Вып. 6-7 / читает В. Герасимов. — 1996. — 9 мфк. (34 ч 37 мин) : 2,38 см/с, 4 доp.
МХР : АБ + НА + ПФ
63.3(2)4;К72
Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей [Звукозапись] : в 3 кн. / Н. И. Костомаров ; авт. предисл. В. Л. Янин. — М. : Логосвос.
Кн. 1 : вып. 1-3 / читает В. Самойлов. — 2012. — 1 фжд. (35 ч 5 мин). — С изд.: М. : Книга, 1990.
МХР : АБ

63.3(2)4;К72
Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей [Звукозапись] / Н. Костомаров. — М. : Логосвос.
Кн. 2 : ч. 4-5 / читает Е. Терновский. — 2014. — 1 фжд. (30 ч 11 мин). — С изд.: М. : Логосвос, 1996.
МХР : АБ

63.3(2)4;К72
Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей [Звукозапись] / Н. Костомаров. — М. : Логосвос.
Кн. 3 : ч. 6-7 / читает В. Герасимов. — 2014. — 1 фжд. (34 ч 20 мин). — С изд.: М. : Логосвос, 1996.
МХР : АБ


84(2Рос=Рус)1;К72
Сорок лет [Звукозапись] / Н. Костомаров ; читает Е. Шерстнева. — М. : Логосвос, 2016. — 1 фжд. (3 ч 9 мин). — С изд.: Киев : УТОС, 1989.
МХР : АБ


84(2Рос=Рус)1;К72
Сын [Звукозапись] / Н. Костомаров ; читает Е. Шерстнева. — М. : Логосвос, 2016. — 1 фжд. (6 ч 41 мин). — С изд.: Киев : УТОС, 1989.
Повести «Сын», «Холоп» отражают черты старинного украинского быта. В них звучит сочувствие трудящемуся народу, уважение к его историческому прошлому.
МХР : АБ

84(2Рос=Рус)1;К72
Сын [Звукозапись] : повесть / Н. И. Костомаров ; читает Е. Шерстнева. — М. : Логосвос, 2016. — 1 ффк. (6 ч 40 мин). — Запись «Логосвос», 2016.
МХР : АБ

Сын [Звукозапись] Холоп : повести / Н. И. Костомаров ; читает Е. Шерстнева // Белая Россия: сб. произведений / читает М. Росляков. Град Петра : роман / В. Н. Дружинин ; читает Н. Козий. Сын : повесть / Н. И. Костомаров ; читает Е. Шерстнева. Холоп : повесть / Н. И. Костомаров ; читает Е. Шерстнева. — М. : Логосвос, 2016. — 1 фк. (56 ч 28 мин). — Запись «Логосвос», 2016.
МХР : АБ + ПФ + НА


84(2Рос=Рус)1;К72
Холоп [Звукозапись] / Н. Костомаров ; читает Е. Шерстнева. — М. : Логосвос, 2016. — 1 фжд. (8 ч 59 мин). — С изд.: Киев : УТОС, 1989.
МХР : АБ
84(2Рос=Рус)1;К72
Холоп [Звукозапись] : повесть / Н. И. Костомаров ; читает Е. Шерстнева. — М. : Логосвос, 2016. — 1 ффк. (8 ч 59 мин). — Запись «Логосвос», 2016.
МХР : АБ

Сост. В. И. Жукова