Роберт Иванович РОЖДЕСТВЕНСКИЙ

Российская государственная библиотека для слепых
Тифлобиблиографический отдел

Роберт Иванович РОЖДЕСТВЕНСКИЙ
(к 85-летию со дня рождения)
Рекомендательный список
воспроизведенной литературы

Москва
2016

Имя поэта Роберта Рождественского и песни на его стихи в Советском Союзе были известны и любими, наверное, всеми. Он вошёл в литературу вместе с такими молодыми талантливыми сверстниками, как Евгений Евтушенко, Белла Ахмадулина, Андрей Вознесенский… Молодые поэты 1950-х начинали с броских манифестов, они выступали со своими стихами на эстраде, в Политехническом музее, в Лужниках, Центральном Доме литераторов, стремясь как можно скорее донести свое мироощущение до читателей.
В 1962 г. поэт Николай Грибачев написал стихотворение «Нет, мальчики!» (отрывок):
Порой мальчишки бродят на Руси,
Расхристанные,— господи, спаси!—
С одной наивной страстью — жаждой славы,
Скандальной, мимолетной — хоть какой.
Их не тянули в прорву переправы,
И «мессер» им не пел за упокой,

Они в атаках не пахали носом,
Не маялись по тюрьмам и в плену
И не решали
тот вопрос вопросов —
Как накормить,
во что одеть страну.

Теперь
они
в свою вступают силу.
Но, на тщеславье разменяв талант,
Уже порою смотрят на Россию
Как бы слегка на заграничный лад…

Стихотворение было написано в ответ на стихи двадцатисемилетнего поэта Евгения Евтушенко «Давайте, мальчики!»:
Приходят мальчики, надменные и властные.
Они сжимают кулочки влажные
И, задыхаясь от смертельной сладости,
Отважно обличают мои слабости…

Николай Грибачев — поэт старшего поколения, фронтовик (командир саперного взвода, участник Сталинградской битвы), после войны – «литературный генерал», секретарь правления Союза писателей СССР, член Комитета по присуждению Государственных и Ленинских премий. Он вошел в сознание современников прежде всего как автор официоза, сознательно поставивший свою поэзию на службу власти», но у него были, например, очень хорошие детские сказки. Были и поступки, не совсем укладывающиеся в клише «замшелого ретрограда-сталиниста». На пленуме Союза писателей только двое высказались против исключения Пастернака – Твардовский и Грибачев. Именно Н. Грибачев помогал опальным литераторам – например, взял к себе в журнал «Советский Союз» после отставки Н. Хрущева его зятя журналиста Алексея Аджубея.
Роберт Рождественский воспринял стихотворение Н. Грибачева «Нет, мальчики!», как вызов и за ночь написал стихотворение «Да, мальчики!», которое затем прочел на кремлевской встрече Н. С. Хрущева с творческой интеллигенцией:
Р. Рождественский «Да, мальчики!» (отрывок»):
Позвольте,
                 он – о чем?
О чем?
Нам снисхождения не надо!
О чем?
И я оглядываю их:
строителей,
поэтов,
космонавтов –
великолепных мальчиков моих.
Не нам брюзжать,
Не нам копить обиды:
И все ж – таки
                во имя
                         всей земли:
«Да, мальчики!»
Которые с орбиты
                  космической
в герои
               снизошли!
Да, мальчики,
веселые искатели,
отбившиеся
от холодных рук:
Я говорю об этом
                  не напрасно
и повторять готов
                  на все лады:
Да, мальчики в сухих морозах Братска!
Да, мальчики, в совхозах Кулунды!
Да,
          дерзновенно
                             умные
                                            очкарики-
грядущее
                неслыханных наук!
Да, мальчики,
в учениях тяжелых,
            окованные
                          строгостью
                              брони.
Пижоны?
Ладно.
Дело
не в пижонах.
И наше поколенье –
               не они.
Пусть голосят
        о непослушных детях
  в клубящемся
              искусственном дыму
           лихие спекулянты
                                  на идеях
                         не научившиеся  ничему…

В заключительном слове Н. С. Хрущев сказал (отрывок из стенограммы):
«Здесь выступал поэт Р. Рождественский. Он полемизировал со стихотворением Н. Грибачева «Нет, мальчики!..» В выступлении тов. Рождественского сквозила мысль о том, что будто бы только группа молодых литераторов выражает настроения всей нашей молодежи, что они являются наставниками молодежи. Это совсем не так. Наша советская молодежь воспитана партией, она идет за партией, видит в ней своего воспитателя и вождя. (Бурные аплодисменты). Молодому поэту Р. Рождественскому я хотел бы поставить в пример поэта-солдата, у которого меткий глаз и который точно, без промаха бьет по идейным врагам, поэта-коммуниста Н. Грибачева. (Аплодисменты). Мы живем в период острой идейной борьбы, в период борьбы за умы, за перевоспитание людей. Это сложный процесс, значительно более трудный, чем переделка станков и заводов. Вы — деятели литературы и искусства,— образно говоря,— кузнецы по перековке психологии людей. Вы владеете сильным оружием, и это ваше оружие всегда должно действовать в интересах народа. (Аплодисменты)».
Потом последовала опала, хотя Р. Рождественский никогда не был диссидентом, – поэта перестали печатать, приглашать на радио и телевидение. Но спустя полтора года Н. С. Хрущева отправили на пенсию, и опала сама собой сошла на нет.
В «Автобиографии» Роберт Рождественский писал: «… биография любого человека всегда связана с биографией страны. Связана необычно прочно. И порой бывает очень трудно выделить что-то сугубо личное, свое, неповторимое. Автобиографию писать трудно еще и потому, что вся она (или почти вся) в стихах. Плохо ли, хорошо ли, но поэт всегда говорит в стихах о себе, о своих мыслях, о своих чувствах. Даже когда он пишет о космосе».
Роберт Иванович Рождественский родился 20 июня 1932 г. в селе Косиха, Алтайского края (Сибирь, недалеко от Барнаула). Потом семья переехала в Омск, большой город на берегу Иртыша.
«С этим городом связаны мои самые первые детские впечатления. Их довольно много. Но самое большое — война. Я уже кончил первый класс школы и в июне сорок первого жил в пионерском лагере под Омском. Отец и мать ушли на фронт. Даже профессиональные военные были убеждены, что «это» скоро кончится. А что касается нас, мальчишек, так мы были просто в этом уверены. Во всяком случае, я написал тогда стихи, в которых, — помню, — последними словами ругал фашистов и давал самую торжественную клятву поскорее вырасти. Стихи были неожиданно напечатаны в областной газете (их туда отвез наш воспитатель). Свой первый гонорар (что-то около тринадцати рублей) я торжественно принес первого сентября в школу и отдал в фонд Обороны...
Для нас, пацанов, война была в ежедневных сводках по радио, в ожидании писем с фронта, в лепешках из жмыха, в цветочных клумбах на площади, раскопанных под картошку. А потом — уже в конце — она была еще и в детских домах, где тысячи таких, как я, ждали возвращения родителей. Мои — вернулись. Точнее — взяли меня к себе» (Р. Рождественский).
При рождении Роберта Ивановича звали иначе – Роберт Станиславович Петкевич. Его родной отец, Станислав Никодимович Петкевич, по национальности поляк, работал в ОГПУ – НКВД. Родители развелись,  когда Роберту было пять лет. Отец погиб в бою в Латвии 22 февраля 1945 г. (лейтенант, командир взвода 257-го отдельного сапёрного батальона 123-й стрелковой дивизии; похоронен «250 м южнее деревни Машень Темеровского района Латвийской ССР»).
Мама, Вера Павловна Фёдорова, до войны работала директором местной школы. Одновременно она училась в медицинском вузе.
Своё имя, нетипичное для сибирской деревни, Роберт получил в честь революционера Роберта Эйхе. Отцу был посвящён первый стих 9-летнего сына под названием «С винтовкой мой папа уходит в поход…». Он был опубликован в газете «Омская правда» в июле 1941 г.
Когда родители ушли на фронт, Роберт остался с бабушкой. Но после её смерти в 1943 г. мама определила сына в детский дом. Забрать его она смогла после окончания войны в 1945 г. За сыном Вера Павловна Фёдорова приехала с новым мужем, однополчанином Иваном Рождественским. Роберт получил отчество и фамилию отчима, сумевшего заменить мальчику родного отца. Вскоре у Роберта появился брат Иван Рождественский.
Семья Рождественских после войны некоторое время жила в Кенигсберге, потом переехала в Ленинград, а в 1948 г. – в Петрозаводск. «Были бесчисленные переезды с отцом по местам его службы. Менялись города, менялись люди вокруг, менялись школы, в которых я учился. Стихи писал все это время. Никуда не посылал. Боялся. Но тем не менее, читал их на школьных вечерах к умилению преподавателей литературы» (Р. Рождественский).
Творческая биография Роберта Рождественского началась с публикации нескольких его «взрослых» стихов в Петрозаводском журнале «На рубеже» в 1950 г. Тогда поэту исполнилось 18 лет. Тогда же он сделал попытку поступить в Московский Литературный институт, но она оказалась неудачной: «Отказали. Причина: «творческая несостоятельность». (Между прочим, правильно сделали. Недавно я смог посмотреть эти стихи в архивах Литинститута. Ужас! Тихий ужас!) (Р. Рождественский, «Автобиография»).
Чтобы не терять время, Роберт Рождественский год учился в Петрозаводском университете, но на следующий год успешно повторил попытку поступить в Литературный вуз в Москве, который окончил в 1956 г.
За год до окончания вуза, у молодого поэта набрался такой объём произведений, что он смог издать дебютный сборник своих стихов под названием «Флаги весны», который был напечатан в издательстве Карелии. Спустя год была написана поэма «Моя любовь».
Во время практики на Алтае Р. Рождественский познакомился с молодым композитором А. Флярковским, совместно с которым впоследствии были написаны такие песни, как: «Два слова», «Кораблик», «Мой город», «Стань таким», «Через море перекину мосты».
Музыку к песням Роберта Рождественского писали очень многие композиторы. Среди наиболее известных Марк Фрадкин, Давид Тухманов, Оскар Фельцман, Максим Дунаевский, Микаэл Таривердиев, Раймонд Паулс, Евгений Птичкин, Ян Френкель и другие.
В этих творческих союзах родились песни «Баллада о красках», «Мгновения», «Песня о далекой Родине», «Позвони мне, позвони», «Погоня», «За того парня», «Эхо любви», «Здравствуй, мама», «Кораблик» и другие.
Поэт много работал с композитором Арно Бабаджаняном. В основном они писали песни для Муслима Магомаева. Именно с такими песнями этих талантливых людей, как «Чертово колесо», «Свадьба» «Благодарю тебя», «Загадай желание», «Позови меня», «Ноктюрн» к Муслиму Магомаеву пришла слава. Песни звучали по радио, на танцплощадках, их полюбила и запела вся страна.
В творчестве поэта тем, которых бы он не касался, не существовало. Здесь и трудности повседневной жизни, и радость бытия, и освоение космоса, и человеческие отношения и, конечно, песни о любви:

Любовь настала
Как много лет во мне любовь спала.
Мне это слово ни о чём не говорило.
Любовь таилась в глубине, она ждала –
И вот проснулась и глаза свои открыла!

Теперь пою не я – любовь поёт!
И эта песня в мире эхом отдаётся.
Любовь настала так, как утро настаёт.
Она одна во мне и плачет и смеётся!

И вся планета распахнулась для меня!
И эта радость, будто солнце, не остынет!
Не сможешь ты уйти от этого огня!
Не спрячешься, не скроешься –
Любовь тебя настигнет!..

В 1961 г. Р. Рождественский написал поэму «Реквием», посвященную памяти погибшим на фронтах Великой Отечественной войны, в ней нашли отражение страдание и героизм военных лет. «Реквием» был положен на музыку Дмитрием Кабалевским.
О поэме «Реквием» Роберт Рождественский вспоминал: «Я писал стихи и поэмы. Одна из поэм «Реквием» — особенно дорога мне. Дело в том, что на моем письменном столе давно уже лежит старая фотография. На ней изображены шесть очень молодых, красивых улыбающихся парней. Это — шесть братьев моей матери. В 1941 году самому младшему из них было 18 лет, самому старшему – 29. Все они в том же самом сорок первом ушли на фронт. Шестеро. А с фронта вернулся один. Я не помню, как эти ребята выглядели в жизни. Сейчас я уже старше любого из них. Кем бы они стали? Инженерами? Моряками? Поэтами? Не знаю. Они успели только стать солдатами. И погибнуть. Примерно такое же положение в каждой советской семье. Дело не в количестве. Потому что нет таких весов, на которых можно было бы взвесить горе матерей. Взвесить и определить, — чье тяжелее.
Я писал свой «Реквием» и для этих шестерых, которые до сих пор глядят на меня с фотографии. Писал и чувствовал свой долг перед ними».
«Реквием» (отрывок):
Пусть
    не все герои,—
те,
кто погибли,—
павшим
вечная слава!
Вечная
     слава!!

Вспомним всех поименно,
горем
     вспомним
          своим...
Это нужно —
не мертвым!
Это надо —
живым!
Вспомним
     гордо и прямо
погибших в борьбе...

Есть
   великое право:
забывать
о себе!
Есть
   высокое право:
пожелать
и посметь!..

Стала
вечною славой
мгновенная
смерть!

       2

Разве погибнуть
              ты нам завещала,
Родина?
Жизнь
     обещала,
любовь
     обещала,
Родина.

Разве для смерти
          рождаются дети,
Родина?
Разве хотела ты
              нашей
                смерти,
Родина?

Пламя
    ударило в небо!—
ты помнишь,
Родина?
Тихо сказала:
     «Вставайте
          на помощь...»
Родина.
Славы
    никто у тебя не выпрашивал,
Родина.
Просто был выбор у каждого:
я
или
   Родина.
В 1979 г. Роберт Иванович Рождественский был награждён Государственной премией СССР. Он был активным общественным деятелем, возглавлял комиссию по литературному наследию Осипа Мандельштама и заботился о скорейшей реабилитации поэта, возглавлял комиссии по литературному наследию Марины Цветаевой, добился открытия музея е памяти в столице. Роберт Ивановичи возглавлял по литературному наследию, был составителем первого сборника его стихов.
В 1980-е вышел ряд поэтических сборников поэта: «Голос города», «Семь поэм», «Выбор», «Стихи, баллады, песни», «Друзьям», «Возраст», «Это время», «Семидесятые» и др.
В 1990-е гг. были опубликованы сборники стихов «Бессонница» (1991), «Пересечение» (1992), стихи для детей – «Алешкины мысли» (1991), посвященные внуку Алексею.
В предисловии к сборнику «Алешкины мысли» Р. Рождественский писал: «Стихи эти родились не так давно. Родились после того, как у меня появился внук. Назвали его Алёшей, и он сразу же стал самым главным человеком в нашей большой семье…
Так что Алёшка больше ползал, пыхтел, что-то строил из кубиков, а чаще всего просто сидел, внимательно смотрел вокруг и думал. Думал много, хмурился и улыбался своим мыслям, однако выразить их, конечно, ещё не умел, не мог. Вот тогда-то я и решил помочь ему, – написать стихи от его имени.
Можно считать, что эти стихи мы сочинили вдвоём, чётко распределив свои обязанности: Алёшка – думал, а я – писал.
«Алешкины мысли»  (отрывок):
Значит, так:
             завтра нужно ежа отыскать,
до калитки на левой ноге проскакать,
и обратно – на правой ноге – до крыльца,
макаронину спрятать в карман
                             (для скворца!),
с лягушонком по-ихнему поговорить,
дверь в сарай
              самому попытаться открыть,
повстречаться, побыть
                      с дождевым червяком, –
он под камнем живёт,
                     я давно с ним знаком…
Нужно столько узнать,
                      нужно столько успеть!
А ещё –
        покричать, посмеяться, попеть!
После
вылепить из пластилина коня…

Так что вы разбудите пораньше
меня!

2
Это ж интересно прямо:
значит, у мамы есть мама?!
И у этой мамы – мама?!
И у папы – тоже мама?!
Ну, куда не погляжу,
всюду мамы,
            мамы,
                  мамы!
Это ж интересно прямо!…

А я опять
один сижу.

3
Если папа бы раз в день
                        залезал бы под диван,
если мама бы раз в день бы
                           залезала под диван,
если бабушка раз в день бы
                           залезала под диван,
то узнали бы,
как это интересно!!

Вся личная жизнь Роберта Рождественского была связана лишь с одной женщиной, любовь к которой он пронёс через всю жизнь – с Аллой Борисовной Киреевой. Она была известным литературным критиком. Именно ей он посвящал все свои стихи о любви.
У Роберта Рождественского и Аллы Киреевой родились две дочери – Екатерина и Ксения. Екатерина Рождественская — переводчица, фотограф и журналист. Младшая дочь Ксения — журналист.
    Алла Борисовна Киреева вспоминала о муже в одном из интервью: «Мы встретились в Литинституте. Роберт перевелся на наш курс с филфака Карельского университета. Этот застенчивый провинциал (но при этом боксер, волейболист и баскетболист, игравший за сборную Карелии, где до сих пор проводятся Игры памяти Роберта Рождественского), был просто «начинен» стихами. Атмосфера в Литинституте была удивительная. Студенты в застиранных, вытертых спортивных костюмах, стоя на лестницах, читали свои стихи, то и дело слышали щедрое: «Старик, ты — гений!» Роберт был другой. Привлекали в нем доброта и застенчивость…
    Мы действительно совпали с ним. У нас во многом схожие судьбы… После войны (когда Вера Павловна вышла замуж вторично) у него родился брат, и родителям стало не до старшего сына.
Вот так «встретились два одиночества». Вместе мы прожили 41 год.
Многие считали, что Роберт «куплен» советской властью, но на самом деле Роберт просто искренне верил в коммунизм. В ранних его публикациях звучит немало признаний в любви к Родине, к «флагу цвета крови моей».
    На вопрос о том, как Роберт Иванович воспринял послеперестроечные события в стране, А. Киреева сказала: «Они его надломили. Помню, ему предложили возглавить редакцию «Огонька». После встречи в ЦК КПСС он вернулся домой совершенно удрученный и сказал: «Алка, у меня нет на это сил». «Откажись и живи своей жизнью», — посоветовала я. Так он и сделал, порекомендовав на пост главного редактора нашего друга Виталия Коротича. Я признательна Виталию, он поддерживал Роберта в его последние годы жизни: публиковал стихи, издавал книги. Хотя «мода на «шестидесятников» уже прошла, да и новое поколение стихами не увлекалось. Роберт оказался невостребованным. Он ни с кем не выяснял отношений, избегал разговоров «по душам». Ушел в свой мир. Вот одно из его стихотворений тех лет: «Будем горевать в стол. Душу открывать в стол... Будем голосить в стол. Будем сочинять в стол... И слышать из стола стон»...
В 1990 г. врачи поставили Роберту Рождественскому неутешительный диагноз, но удачно сделанная во Франции операция продолжила жизнь поэту на 4 года. Он не просто жил, но и продолжал заниматься творчеством в эти последние годы.
Не стало Роберта Ивановича Рождественского в августе 1994 г. Причиной смерти был инфаркт. Его похоронили неподалёку от Переделкино, в котором он проживал последние годы, в так называемом литературном некрополе. В том же году в Москве вышел сборник «Последние стихи Роберта Рождественского». В 1997 г. имя Роберта Рождественского было присвоено малой планете, зарегистрированной в международном каталоге малых планет под № 5360.

ВОСПРОИЗВЕДЕННЫЕ  ПУБЛИКАЦИИ Р.  И.  РОЖДЕСТВЕНСКОГО:
84(2Рос=Рус)6;Р62
Рождественский, Р. И. Не думай о секундах свысока [Звукозапись] / Р. И. Рождественский ; читает Р. Рождественский. — М. : Изори, 2007. — 1 электрон. опт. диск (CD-ROM) (3 ч 20 мин). — Формат MP3. — Загл. с этикетки диска. — Источник записи не указан.
МХР : АБ + НА + ПФ
    
85.36;Р62
Рождественский, Р. И. Радар сердца [Звукозапись] : поэтич. композиция из стихов разных лет / Р. И. Рождественский ; сост. и исполн. Г. Коваленко. — М. : РГБС, 2006. — 1 мфк. (1 ч 30 мин) : 4,76 см/с, 2 доp.
МХР : АБ + НА + ПФ

84(2Рос=Рус)6;Р62
Рождественский, Р. И. Долгая любовь моя [Шрифт Брайля] : [стихотворения] / Р. Рождественский. — М. : Репро, 2009. — 4 кн. — Перепеч.: Ростов н/Д : Феникс, 1997. — (Всемирная библиотека поэзии).
МХР : АБ : + НА:

84(2Рос=Рус)6;Р62
Рождественский, Р. И. Линия [Шрифт Брайля] / Р. И. Рождественский. — М. : Просвещение, 1975. — 2 кн. — Перепеч.: М. : Молодая гвардия, 1973.
МХР : АБ

84(2Рос=Рус)6;Р62
Рождественский, Р. И. Необитаемые острова [Шрифт Брайля] : стихи и поэмы / Р. И. Рождественский. — М. : Просвещение, 1965. — 1 кн. — Содерж.: Циклы: Сердце в руках ; О дорогах ; Реквием ; Пятнадцать минут до старта. — Перепеч.: М. : Совет. писатель, 1962.
МХР : АБ
84(2Рос=Рус)6;Р62
Рождественский, Р. И. Это время [Шрифт Брайля] : стихи / Р. И. Рождественский. — М. : Просвещение, 1985. — 1 кн. — Перепеч.: М. : Совет. писатель, 1983.
МХР : АБ + ПФ

ПУБЛИКАЦИИ о  Р.  И. РОЖДЕСТВЕНСКОМ

85.16;Р62
Рождественская, Е. Р. Жили-были, ели-пили… [Текст] : семейные истории : 16+ / Е. Рождественская. — М. : Эксмо, 2015. — 412, [2] с. : фото.
Аннотация: Автор Екатерина Рождественская — дочь поэта-шестидесятника Роберта Рождественского, известный фотохудожник, известная по фотоработам в издании «Караван историй», переводчик, главный редактор журнала «7 Дней». Свою книгу она называет биографией с элементами кулинарной книги.
МХР : ЧЗ

Использованные  источники  литературы:
http://www.rogdestvenskij.ru/biografia.html  («Автобиография»)
http://vad-nes.livejournal.com/416926.html  (Влад Нестеров» О дискуссии «Да. Нет, мальчики»»)
https://www.beesona.ru/stihi/rozhdestvenskij/23922
«Мы совпали с тобой»: интервью с А. Киреевой / Труд, № 212, 16 ноября 2001 г.


Список сокращений:
АБ – Отдел абонемента
ПФ – Передвижной фонд
НА – Отдел надомного абонемента
ИСК – Нотно-музыкальный отдел
МХР – Место хранения

Сост.  Жукова В.И.