Владимир Дмитриевич ДУДИНЦЕВ

Российская государственная библиотека для слепых
Тифлобиблиографический отдел



ВЛАДИМИР  ДМИТРИЕВИЧ
ДУДИНЦЕВ
(1918-1998)

Рекомендательный список
воспроизведенной литературы



Москва
2018

Имя писателя, фронтовика Владимира Дмитриевича Дудинцева стало известно после выхода в свет двух его книг, разделенных десятилетиями – романов «Не хлебом единым» и «Белые одежды». С их изданием на долю писателя выпали драматические события, он узнал и известность, и нищету, и незаслуженное забвение.
Оба романа появились в переломные, исторические моменты жизни нашей страны. Первая книга вышла в 1956 г. – это было начало «оттепели», вторая – в 1987 г., в годы перестройки, когда в СССР совершались масштабные перемены в идеологии, экономической и политической жизни. Обе книги оказались в центре всеобщего внимания и стали символами наступления новых времен.
Владимир Дмитриевич Дудинцев родился 29 июля 1918 г. в городе Купянске Харьковской области. Его отец, Семен Николаевич Байков, штабс-капитан царской армии, погиб во время Гражданской войны (был расстрелян в Харькове красными). Мальчика воспитывал отчим, Дмитрий Иванович Дудинцев, по профессии землемер. Мать, Клавдия Владимировна Жихарева, была артисткой оперетты.
В 1940 г. В. Дудинцев окончил Московский юридический институт и понемногу набирался опыта в литературных кружках. За два года до войны был призван в армию. В Великую Отечественную войну был сначала офицером-артиллеристом, потом командиром пехотной роты. В боях под Ленинградом получил 4 ранения, после последнего тяжёлого ранения 31 декабря 1941 г. из госпиталя вышел на костылях. Затем служил в военной прокуратуре в Сибири. После окончания войны вернулся в Москву, работал специальным корреспондентом в «Комсомольской правде».
В 1952 г. вышел сборник рассказов В. Дудинцева «У семи богатырей», в 1953 г. – повесть «На своём месте».
В «Комсомольской правде» В. Дудинцеву поручили заниматься изобретателями-самоучками, о которых он говорил, что в основном, это были талантливые люди, бескорыстные, упорные, дотошные и очень интересные. Вероятно, тогда и зародилась у писателя идея романа «Не хлебом единым».
По воспоминаниям людей, хорошо знавших В. Дудинцева, он не мог работать и жить не по совести, вся его натура протестовала против лжи в большом и в малом.
В. Д. Дудинцев в интервью говорил о себе: «Мои лучшие и самые горькие дни связаны с творчеством. А истинное творчество, на мой взгляд, замешено на сострадании. В этом смысле меня очень подтолкнули командировки от «Комсомольской правды», где я работал разъездным корреспондентом. Так, в казахской степи я встретил учёного-геолога, который открыл богатые залежи никеля там, где его, по мнению «учёного синклита», не должно было быть. Это открытие похоронили, а учёного сослали. С этого времени я стал искать людей, которые хотят отдать свой ум, знания, свою жизнь, наконец, стране. Мне хотелось им помочь. Я находил их, и во множестве, в разных областях науки и практики. Так был написан «Не хлебом единым».
В 1956 г. роман «Не хлебом единым» – самую «оттепельную» книгу, первый серьезный прорыв в царившей тогда идеологии – решился напечатать только Константин Симонов в журнале «Новый мир». Роман стал одним из крупнейших литературных событий, знаком серьезных политических перемен в стране. Но он обозначил и драму «оттепели» — спустя короткий срок власть, цензура, партийные чиновники спохватились и стали руками почти тех же, кто приветствовал роман, – уничтожать его. 22 октября 1956 г. в переполненном зале Центрального дома литераторов состоялось обсуждение романа «Не хлебом единым». В литературную полемику вмешался даже сам руководитель государства Н. С. Хрущев, который «публично погрозив пальцем зарвавшемуся писателю», признал, «что читать роман ему не было скучно. Не засыпал, мол, над его страницами. Не колол себя иголкой, дабы проснуться».
«Cам Симонов, напечатавший Дудинцева, на обсуждении в ЦДЛ неожиданно стал громить своего же автора. Годы спустя Дудинцев скажет, что Симонов поступил абсолютно правильно. Важны не слова, а дела. На словах раскритиковал, а сам напечатал. Симонова на два года отстранили от журнала и услали в творческую командировку в Ташкент. О Дудинцеве вообще замолкли. Был человек – и нет человека. Кто-то давал ему взаймы. Кто-то незаметно оставлял деньги. Один знакомый актер открыл при нем раскладной диван, набитый деньгами: «Бери, сколько хочешь. Отдашь, когда сможешь» (Кедров, Константин. Не хлебом единым. Известия, № 137m, 29 июля 2008, C. 10.)
Роман был переведен на многие языки, его напечатали во многих странах.
Семье жилось трудно, выручали случайные заработки, огород, на котором Владимир Дмитриевич выращивал разные овощи, поддержка друзей и просто читателей. Все годы после того громкого разноса Дудинцева почти не видели в литературных кругах. Но он работал. Работал над новым романом о жизни и работе учёных-биологов «Белые одежды» без малейшей надежды его напечатать. Сюжет романа основан на реальном конфликте между «народным академиком» Лысенко (в романе – Рядно Кассиан Дамианович) и учёными – сторонниками «классической» генетики. Герой романа Рядно Кассиан Дамианович пытался использовать послевоенные трудности государства для достижения личной власти, с помощью репрессий, насаждая псевдонаучные теории. Позднее это явление получило название лысенковщина. Роман В. Дудинцева «Белые одежды» стал событием и получил Государственную премию (1988).
Писатель оставался всегда верен своей теме: наука, интеллигенция, честь, совесть.
Поэт и литературный критик К. Кедров писал о В. Дудинцеве: «Когда в конце 60-х годов появились производственные романы Артура Хейли, которыми все зачитывались, я невольно сравнил их с производственными романами Дудинцева и увидел принципиальную разницу двух культур. У Хейли «Аэропорт» – это действительно проблемы авиации, а «Колеса» – проблемы автомобилестроения. У Дудинцева «Не хлебом единым» и «Белые одежды» – романы о свободе человека в несвободной стране. Не о генетике и строительстве, а о способности человека оставаться самим собой».
О романе «Белые одежды» сам писатель Владимир Дмитриевич Дудинцев говорил: «Лысенковщина – явление не научное, а человеческое. Встречаются люди, неодарённые талантом к творчеству, но имеющие «талант» жизненного авантюризма – умение пробиваться к местам, дающим власть и выгоды. Наше время явило миру много таких. Некоторые из них втайне осознают превосходство своих коллег и гробят их, как и поступил Лысенко с Н. И. Вавиловым,…с Лысенко лицом к лицу я никогда не встречался. Но мне удалось проникнуть раза два на его лекции. Я был поражён: перед аудиторией выступал шаман. Да, да, не учёный-биолог, а шаман! Талантливый шаман. Он завораживал аудиторию своими фокусами – как бы случайно вынимал носовой платок, а из него сыпалась земля.
– Видите, и академики копаются в земле руками, – говорил он, – земля ведь живая, живой организм. Только щупая руками, её можно понять.
Так он завораживал. И не только студентов, но и зрелых учёных. Об этом подробно написано в «Белых одеждах», где академик Рядно во многом взят с Лысенко».
В промежутке между двумя романами В. Дудинцев написал «Новогоднюю сказку», о которой писатель, журналист Р. Киреев писал: «Быть может, самое выстраданное, самое мудрое, самое человечное произведение Дудинцева. Только что, услышав горькую весть (о смерти В. Д. Дудинцева), я перечитал его – спустя более, чем треть века – и убежден, что эта небольшая вещица останется в литературе навсегда. Начинается она словами: «Я живу в фантастическом мире», и слова эти писатель с полным правом мог отнести к себе самому. Ибо фантастический мир, где человеческая жизнь измеряется веками, – одновременно и мир реальный, но при одном непременном условии: если человек «живет без передышки».
Так и жил Дудинцев. Глядя на его тяжелую сутулую фигуру, видя его усталые глаза за толстыми стеклами очков, я всегда вспоминал еще одно его признание из той же «Новогодней сказки»: «Во мне сидит наивный ребенок».
Думаю, этот ребенок так и не покинул его до последнего часа. И что с того, что время, которое он подчинил себе, отомстило-таки ему, не позволив отпраздновать в кругу близких 80-летний рубеж! Что, говорю, с того, если с нами остались не только его книги, но и его образ – образ мудреца и одновременно ребенка, его нравственно безупречная, такая трудная и такая счастливая напряженными трудами жизнь! «Он сам победил свою смерть».
Это – тоже из «Новогодней сказки». А у сказок, как известно, не бывает плохих концов».
Через два года после смерти Владимира Дудинцева вышла из печати книга «Между двумя романами», составленная его семьей из последних записей писателя.

Использованные источники:
Кучкина, О. Как быстро мы его забыли…О. Кучкина // Комсомольская правда. — 2000. — 15 октября. —. С. 16.
Данилин, Ю. Дудинцев – пароль для честных людей / Ю. Данилин // Лит. газ. — 2008. — 30 июля (№ 31). — C. 6.
Валуцкий, В. Свободный человек остается свободным всегда / В. Валуцкий // Известия. — 2008. — 4 августа (№141m). — C. 4.
Википедия

ВОСПРОИЗВЕДЕННАЯ  ЛИТЕРАТУРА:

84(2Рос=Рус)6;Д81
Белые одежды [Звукозапись] : роман / В. Д. Дудинцев ; читает Е. Терновский. — М. : [б. и.], 2003. — 9 мфк. (34 ч 36 мин) : 2,38 см/с, 4 доp. — С изд.: Нева. — 1987. — № 1-4.
Роман рассказывает о людях, не отступившихся от своих убеждений в трудный период жизни нашего общества. Время действия – пятидесятые годы XX века, герои – прогрессивные ученые-генетики, ведущие борьбу с бюрократами и приспособленцами от науки, которых впоследствии стали называть лысенковцами по имени их руководителя академика Т. Д. Лысенко.
        МХР : АБ + ПФ + НА


84(2Рос=Рус)6;Д81
Белые одежды [Звукозапись] : роман / В. Д. Дудинцев ; читает Е. Терновский. — М. : [б. и.], 2003. — 9 мфк. (34 ч 36 мин) : 2,38 см/с, 4 доp. — С изд.: Нева. — 1987. — № 1-4.
МХР : АБ + ПФ + НА


84(2Рос=Рус)6;Д81
Белые одежды [Звукозапись] : роман / В. Д. Дудинцев ; читает Е. Терновский. — М. : Логосвос, 1987. — 1 фжд. (32 ч 40 мин). — С изд.: Нева, 1987.
МХР : АБ


84(2Рос=Рус)6;Д81
Белые одежды [Звукозапись] : роман / В. Д. Дудинцев ; читает Е. Терновский. Между двумя романами / В. Д. Дудинцев ; читает Н. Литвинова. Дом с кренделями / И. А. Ильф ; читает В. Герасимов. Только остров ; Последняя газета / Н. Ю. Климонтович ; читает Л. Еремина. — М. : ИПТК «Логос» ВОС, 2010. — 1 фк. (65 ч 41 мин). — Запись с ориг. ИПТК «Логос» ВОС.
МХР : АБ + ПФ + НА


84(2Рос=Рус)6;Д81
Белые одежды [Звукозапись] : роман / В. Д. Дудинцев ; читает Н. Козий. Осень в Задонье : повесть о земле и людях / Б. П. Екимов ; читает Т. Телегина. Рябиновый дождь : роман / В. Петкявичюс ; читает: Н. Козий. — М. : Логосвос, 2017. — 1 фк. (62 ч 56 мин). — Запись «Логосвос», 2017.
МХР : АБ +НА +ПФ


84(2Рос=Рус)6;Д81
Белые одежды [Звукозапись] / В. Д. Дудинцев ; читает Н. Козий. — М. : Логосвос, 2017. — 1 ффк. (32 ч 3 мин). — Запись «Логосвос», 2017.
МХР : АБ


84(2Рос=Рус)6;Д81
Между двумя романами [Звукозапись] : повесть / В. Д. Дудинцев ; читает Н. Литвинова. — М. : [б. и.], 2001. — 3 мфк.  (8 ч 35 мин) : 2,38 см/с, 4 доp. — С изд.: Нева. — 2000. — № 1.
Автобиографическая повесть В. Дудинцева посвящена трем десятилетиям, разделяющим опубликование его первого знаменитого произведения – романа «Не хлебом единым» – и не менее знаменитого в конце 1980-х гг. романа «Белые одежды».
МХР : АБ + ПФ +НА


84(2Рос=Рус)6;Д81
Между двумя романами [Звукозапись] : повесть / В. Д. Дудинцев ; читает Н. Литвинова. — М. : Логосвос, 2000. — 1 фжд. (8 ч 30 мин). — С изд.: Нева, 2000.
МХР : АБ


84(2Рос=Рус)6;Д81
Между двумя романами [Звукозапись] / В. Д. Дудинцев ; читает Н. Литвинова // Белые одежды [Звукозапись] : роман / В. Д. Дудинцев ; читает Е. Терновский. Между двумя романами / В. Д. Дудинцев ; читает Н. Литвинова. Дом с кренделями / И. А. Ильф ; читает В. Герасимов. Только остров ; Последняя газета / Н. Ю. Климонтович ; читает Л. Еремина. — М. : ИПТК «Логос» ВОС, 2010. — 1 фк. (65 ч 41 мин). — Запись с ориг. ИПТК «Логос» ВОС.
МХР : АБ + ПФ + НА

84(2Рос=Рус)6;Д81
Не хлебом единым [Шрифт Брайля] : роман / В. Д. Дудинцев. — М. : Просвещение, 1970. — 7 кн. — Перепеч.: М. : Худож. лит., 1968.
МХР : АБ

Список сокращений:
АБ — отдел  абонемента
ПФ — отдел  внестационарного  обслуживания
НА — надомный  абонемент
МХР — место  хранения
мфк. — магнитная  фонограмма  на  кассете
фжд. — файл  на  жестком  диске
фк. — флеш-карта
ффк — файл жесткого диска

Сост. В. И. Жукова