Рабков Кирилл Иванович

Свет мужества

О Рабкове Кирилле Ивановиче

 Фотография Кирилла Ивановича Рабкова

Однажды я ехала в лифте и, как назло, вырубилось электричество. Кабина замерла. Тьма кромешная. Время как будто остановилось. А если в такой черноте проходит вся жизнь?

Кирилл Иванович Рабков (1919 – 2003) – бывший кадровый военный. Сухощавый на вид, по-юношески стройный. В очках и с белой тросточкой. Инвалид по зрению. Заядлый читатель. Один из завсегдатаев Кировской областной специальной библиотеки для слепых. Записан в неё с первых дней основания библиотеки. Среди читателей – на особом счету. За свою жизнь перечитал столько книг, сколько ни одному зрячему библиофилу не снилось.

Родом он из Белоруссии. С детства мечтал стать кадровым военным. Армия нравилась дисциплиной, порядком. Сердце замирало при мысли, что он будет защищать свою Родину. Поступление в Ленинградское общевойсковое военное училище стало самым ярким событием в жизни. Учёба была напряжённой, как и обстановка на границах: чувствовалось приближение войны.

Речь Молотова о нападении Германии на Советский Союз молодой офицер услышал в пути к месту назначения – в Карелию. Первое боевое крещение получил там же. Потом три месяца госпиталя на Урале. Офицеру-миномётчику пришлось повоевать на трёх фронтах. Из госпиталя бросили на защиту Москвы – командиром миномётного взвода, а потом под Старую Руссу – командиром батареи. Бои были тяжёлыми. День 7 февраля 1944 он запомнил на всю жизнь.

Батарея Рабкова заняла выгодные огневые позиции. Ярости немцев не было границ. Бомбы, мины, снаряды рвались около амбразуры. Последнее, что помнит, – взрыв и полнейшая темнота, боль в голове. Он ещё попытался направлять огонь батареи, но истекающего кровью командира отправили в медсанбат.

Волею обстоятельств через месяц Рабков попал в кировский госпиталь для «глазников». Таких, как он, в офицерской палате было много. Военврач сказала парню всю правду: «Кирилл Иванович, вы офицер и должны встретить это известие, как подобает офицеру. Видеть вы не будете никогда. Мы бессильны вам помочь. Вы молоды и вам надо учиться жить и быть полезным в сложившихся обстоятельствах».

Судьба испытала Рабкова на слом, послала ему тяжёлую ношу. Одолевали мрачные мысли. Жить офицеру не хотелось. Казалось, что всё кончено. Было обидно, что в 24 года ты слеп, немощен и никому не нужен. Барьер отчуждения бывшему миномётчику помогла преодолеть сотрудница местного общества слепых. Благодаря её помощи, Кирилл Иванович мужественно справился с недугом. «Реабилитации», к своему удивлению, поддавался легко, живо интересовался жизнью незрячих в Кирове, как одержимый учился азбуке слепых по системе Брайля. Первой книгой, которую одолел с помощью точечной азбуки, был труд Иосифа Сталина «Вопросы ленинизма». К слову, он считал её самой ёмкой по содержанию, а по форме самой чёткой и конкретной. На долгие годы она стала его настольной книгой.

И всё же теплилась в душе Кирилла надежда: ошиблись врачи – зрение к нему вернётся. Выписавшись из госпиталя, махнул к одесскому светиле Филатову. Увы, «светило» диагноз подтвердил, посоветовал не падать духом и совершенствовать систему чтения по Брайлю. Поездка заставила трезво оценить ситуацию: надежд на возвращение зрения не осталось, но надо попытаться занять достойное место в обществе. И когда его пригласили на работу в общество слепых, со свойственной молодым энергией он брался за любое дело, обучал грамоте незрячих, вовлекал их в трудовую жизнь.

В послевоенные годы общество слепых стало быстро расширяться, руководство с энтузиазмом приступило к строительству предприятия для слепых «Прожектор», благоустроенного жилья, к тому же решались многие бытовые, социальные вопросы инвалидов по зрению. Сменялись председатели областного правления ВОС, руководители предприятия, но Рабков 40 лет был незаменимым замом директора УПП ВОС по организационно-массовой и социальной работе.

«Никто и никогда не должен упрекнуть меня в том, что работаю хуже зрячих», – решил он с самого начала. Когда почувствовал, что знаний не хватает, окончил философский, исторический и экономический факультеты института марксизма-ленинизма. Учился сам и занимался политобразованием незрячих на предприятии, читал лекции, проводил беседы, вёл кружки и семинары.

Кирилл Иванович любил вспоминать, с каким энтузиазмом трудились незрячие, вкладывая душу и сердце в работу, помогая друг другу во всём. А как умели радоваться жизни! Скажем, в обеденные перерывы, перекусив хлеба с чаем, пели и плясали под гармошку. А сколько талантливых людей оказалось среди инвалидов – танцоров, спортсменов, певцов, чтецов, поэтов!

Любимым увлечением Рабкова и многих инвалидов по зрению стало чтение книг. Книголюбы объединились в клуб «Олимп», который много лет возглавляла заведующая библиотекой Калерия Алексеевна Власова. Она неустанно повторяла, что все члены клуба могут служить примером стойкости и жизнелюбия.

Сам Кирилл Иванович предпочитал классику, историческую литературу, мемуары. Ему не нравилась коммерциализация литературы, увлечение боевиками. С горечью бывший фронтовик образно выражался, что берёшь книгу, а с неё словно кровь капает.

За свой ратный труд К. И. Рабков был удостоен двух орденов Отечественной войны, I и II степени, двух орденов Красной Звезды, юбилейных медалей.

Он был отличным семьянином, правда, лица жены ни разу не видел. Супруги увлекались садоводством. Шесть соток не только кормили семью, но и давали заряд бодрости. Несмотря на жуткое воровство в садах, свой участок Рабков не продал, посчитав, что тогда отдушины в жизни никакой не будет.

Кстати, стойкий атеист и «крепкий орешек», ветеран войны и труда до последних дней остался при своих убеждениях и верил, что принципы научного коммунизма верны по сути, но их опорочили.

В 2003 году К. И. Рабкова проводили в последний путь. С тех пор прошло немало лет, но ветераны ВОС до сих пор с теплотой вспоминают этого замечательного человека.

 

Материал подготовила

Лидия Георгиевна Семёновых,

заведующая тифлоиздательским сектором

Кировской областной

специальной библиотеки для слепых.